Печать
PDF

Верховный суд не даст поручителям "стряхнуть" обеспечение кредита 20/04/2016

После банкротства компании-заемщика банк в суде потребовал долг с поручителей-физлиц, а те заявили встречные требования о признании договоров поручительства мнимыми сделками. Суд первой инстанции удовлетворил иск банка, но апелляция это решение отменила, сославшись на норму о добросовестности. Верховный суд разобрался, можно ли признать соглашения граждан с банком в этой ситуации мнимыми сделками.

ЗАО «Рождественское поле» с апреля 2010 года по май 2013-го взяло несколько кредитов в Россельхозбанке, за возврат которых поручились, помимо компаний, физические лица – Елена Манькова, Игорь Федоренко и Екатерина Петрова* (суммы кредитов из судебных актов вымараны), а в конце 2013 года компанию признали банкротом (дело № А08-5055/2013).

Кредиты она не вернула, и в начале 2014 года банк направил поручителям-физлицам требования вернуть долг до 27 января 2014 года. Но ответов не последовало, и РСХБ обратился за долгом в суд. Поручители, в свою очередь, предъявили встречные иски, в которых потребовали признать договоры мнимыми. По их словам, банк не проверял, могут ли они отвечать по кредитам, а поручительство они давали лишь для вида. На самом деле, ни во время заключения договоров, ни сейчас у них нет доходов или имущества для того, чтобы гасить кредиты, утверждали ответчики.

Судья Октябрьского районного суда Белгорода Марина Ковригина (дело № 2-1400/2014 ~ М-864/2014) 22 апреля 2014 года иск Банка удовлетворила, а по встречным требованиям поручителям отказала. Доводы о мнимости поручительств ее не убедили.

Банк не проверил поручителей – значит, сделка мнимая

Граждане обратились с жалобой на решение первой инстанции в Белгородский областной суд (№ 33-3874/2014) и нашли там понимание. Тройка судей в составе Аллы Кущевой, Лидии Лящовской и председательствующей Веры Мотлоховой применила универсальную норму о добросовестности (ст. 10 ГК). Коллегия сочла, что банк действовал недобросовестно, поскольку не проверил, каково финансовое состояние поручителей и способны ли они гасить кредит.

Как пояснил Белгородский областной суд, мнимость сделки обусловлена тем, как к ней относятся стороны, а не их дальнейшими действиями. Спорные договоры поручительства были заведомо неисполнимы, о чем банк знал, а значит, стороны не стремились к реальным правоотношениям.

Также судьи сослались на п. 4 письма Центрального Банка от 05 октября 1998 года № 273-Т «Методические рекомендации к Положению Банка России «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)». В письме указано, что перед заключением сделки банк обязан проверить ее действительность и исполнимость. Облсуд уличил РСХБ в неисполнении этого указания. В суде юрист банка возражал, что правила не обязательны для исполнения, ведь они не являются нормативным актом и носят лишь рекомендательный характер. Но судьи пояснили, что цель издания методических рекомендаций – предотвратить неблагоприятные последствия для банка.

В итоге Белгородский областной суд банку отказал. Президиум Белгородского областного суда 7 мая 2015 года отменил решение апелляции и направил дело на новое рассмотрение в ином составе судей, но и они удовлетворили требования поручителей (№ 33-2569/2015).

Поручитель действует на свой страх и риск

ООО «Холдинговая Компания «Белая птица», которое получило право требования, обратилось в Верховный суд, чтобы отменить определение облсуда и оставить в силе решение первой инстанции. Кассационную жалобу Общества ВС принял только со второго раза, но, разобравшись в деле, нашел основания удовлетворить требования кредитора.

В своем определении (№ 57-КГ15-14) тройка судей под председательством Сергея Асташова разъяснила: необходимо определить, собирались ли стороны исполнить сделку, а платежеспособность поручителей не так уж и важна. Пусть они не в состоянии исполнить договор, когда его заключили – в будущем они могут получить возможность исполнить требования кредитора.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не дал должной правовой оценки тому обстоятельству, что банк заключил допсоглашения с поручителем Маньковой, которые уточняли порядок погашения долга. Это показывает, что банк после банкротства заемщика пытался договориться с поручителями о возврате кредита.

По мнению Верховного Суда, в апелляции не учли, что договор поручительства заключают на свой страх и риск. Эти риски должен оценивать и сам поручитель, когда подписывает соглашение, указал ВС.

Не основание недействительности, а риск

Позиция облсуда опасна для гражданского оборота, считает партнер "Интеллект-С" Александр Латыев: "Как, за счет чего должник исполнит обязательство – это только лишь экономический риск кредитора, но никак не критерий действительности его требований". Иной подход открывает путь для злоупотреблений в любых договорных отношениях, предупреждает Анастасия Савельева, партнер "Некторов, Савельев и партнеры": "Получается, можно отказаться от выполнения подрядных работ в связи с тем, что контрагент не проверил компетенцию сотрудников подрядчика, от оплаты услуг, потому что не была проверена платежеспособность и так далее".

О том, как себя ведут банковские заемщики, рассказывает Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП:

Проблема "стряхивания" обеспечения есть давно, особенно в заемных отношениях. Банковские должники очень часто стараются признать обеспечение недействительным или прекратившимся. При первом приближении позиция апелляции выглядит обоснованной: если банк не проверил финансовые возможности поручителя, когда заключал с ним договор – значит, у банка не было намерения получить обеспечение. Но какую цель преследовал поручитель, предоставляя обеспечение при отсутствии возможности выполнить свои обязательства? Единственные верное решение – сохранить договор в силе, чтобы не давать поручителю необоснованную выгоду.

* Имена и фамилии физических лиц изменены редакцией

Материалы с сайта Право.ру

Права на недвижимость

Авторское право